Часть XII. Пища для размышлений пытливому студенческому уму!
Глава 2. В кресле и около него

Здесь я свалю в кучу несколько советов, следовать которым не обязательно, но полезно.

С первого дня работы научитесь вести себя с пациентами благожелательно. Никогда не кричите на пациента! Он и так не сильно рад, что к вам пришел, и пришел он явно не от хорошей жизни. Пациент и так достаточно напуган, причем до такой степени, что не всегда хорошо соображает и начинает спотыкаться на ровном месте, ронять вещи, вцепляться в кресло до хруста в подлокотниках, в общем, вытворяет разные глупости, которых в обычной жизни никогда бы не сделал. Если вы на него при этом еще и накричите, то он или совсем одуреет от страха и будет только хуже, или просто обидится и затаит против вас какое-нибудь хамство, которое при случае (пломба вылетела, коронка свалилась, корень остался не удаленный) обернется против вас самих жалобой или чем похуже. Очень многие врачи, к сожалению, разговаривают с больными исключительно в повелительном наклонении (сядьте, откройте, сплюньте, закройте, идите). Некоторые разнообразят речь (куда Вы пошли?!; не видите что ли?!; я кому говорю?!). Коллеги! Если вы просто улыбнетесь больному и скажете: Здравствуйте, садитесь, пожалуйста! — это будет уже началом успешного лечения. Успешно лечить больного без личного контакта очень и очень тяжело! Если мне больной не нравится, то я его стараюсь отдать кому-нибудь из коллег или просто отговориться близким отпуском или еще чем-нибудь таким же умным. Потому что за долгие годы я понял, что без взаимной симпатии или хотя бы уважения работа превращается в тяжкую обязаловку, а это уже не искусство, а ремесло. Ничего хорошего из этого не выйдет!

Постарайтесь на секунду понять, что происходит в душе больного. Он идет вручать самое дорогое, что у него есть — его здоровье — неизвестно кому. И от первой фразы зависит его реакция на доктора. Или это будет радостное облегчение (а благодарный пациент — как влюбленная женщина, это всегда замечательно!), или панический ужас, что он попал к какому-то живодеру, и тут уж удовольствия не жди.

Да, бывают такие больные, которые и ангела из себя выведут, но с ними криком тем более не справишься! Это их только еще более раззадорит и убедит в том, что его здесь обманывают и не хотят нормально лечить. Ваша благожелательность такого больного обезоружит, лишит его главного козыря — уверенности, что все тут шарлатаны и только и ждут его смерти, чтобы украсть кошелек. В общем-то, врач не имеет права отказать больному в лечении, но когда речь не идет о жизни и смерти, то иногда можно быть несколько гибче и отправить его поискать себе более подходящего ему доктора (только я этого Вам не говорил!) , ведь приносить вред неполноценным лечением еще хуже.

Теперь, когда все поверили, что врач и больной — братья навек, запомните еще одну истину. Никогда не верьте больному!!!

Обосновать? Запросто!

Если вы спрашиваете больного, не мешает ли ему пломба, то половина из них состроит сосредоточенную физиономию, постучит зубами и скажет правду. Но ровно такая же половина скажет заведомую неправду. Один скажет, что не мешает, лишь бы поскорее выскочить из этого кресла и уползти отсюда, пока цел. А дома эта завышающая пломба будет стучать по противоположному зубу, пока не достучится до зубной боли, а тогда он прибежит и будет кричать, что его неправильно лечили. При этом он ни за что не вспомнит, что его спрашивали, а он наврал. А другой скажет, что пломба мешает, даже если он ее еле ощущает, чисто из тех соображений, что раз он деньги заплатил, то пусть с ним еще повозятся и пломбу еще раз со всех сторон оближут. И вы будете кромсать совершенно нормальную пломбу, пока не истончите ее до прозрачного состояния, после чего она и выпадет через пару недель с тем же результатом.

Спросить больного вы, конечно, обязаны, но только для того, чтобы подтвердить свое мнение. Возьмите копировальную бумагу и дайте ему пожевать ее как следует. Если на пломбе явные следы завышения, то пилите, пока они не пропадут. А если нет, то пилить потому, что пациенту хочется, не нужно ни в коем случае. Вижу — пилю, не вижу — не пилю, а выясняю, чего он хочет, до тех пор, пока не пойму или увижу!

Протезистам точно так же не советую верить больному по поводу прикуса. При примерке любого моста или съемного протеза всегда давайте пациенту пожевать копирку, причем не только вверх-вниз, а и вперед-назад и вправо-влево! Некоторые пациенты по доброте душевной не хотят утомлять доброго доктора и сразу кричат, что все хорошо и протезы как родные, а потом выясняется, что они как родные, только если показывать их перед зеркалом, а при жевании все не так и все иначе.

У хирургов и вовсе опасно попасться на удочку. В ужасе перед тем, что его разрежут скальпелем или станут драть зуб, пациент вам такого наговорит! И что ничего не болит и что он дома пополощет. А через день больной с флегмоной попадает в больницу, ему делают внеротовой разрез на половину морды лица и начинается выяснение, почему зуб не вырвали или не сделали внутриротовой разрез при посещении поликлиники всего лишь день назад, когда можно было обойтись даже без больничного?! Это не значит, что нужно подергать все зубы сразу и резать все вокруг при первых болях. Это значит, что принимать решение врач должен, основываясь на результатах осмотра и исследований, а никак не на советах больного.

И еще один важный момент. Часто встает вопрос: удалять зуб нелеченым или сначала его немного полечить? Например, когда совершенно здоровый внешне зуб на рентгенограмме оказывается с кистой на корне. Удалять его пациент, естественно, не хочет. Вы начинаете сомневаться, и тогда пациент упрашивает поставить на зуб пломбу, коронку или еще чего похуже — мост. Аргумент тут, как правило, один: «Сколько простоит — столько простоит, а удалить его мы всегда успеем». Вы, как умная Маша, ставите на зуб красивую фарфоровую коронку, а зуб возьми через месяц да и распухни!!! Зуб торжественно тащат прямо за коронку, а пациент через день приходит и с надрывом в голосе и прищуренным глазом начинает громко вопрошать: «А что мне теперь делать, когда я Вам месяц назад отвалил немереную кучу денег за такую дорогущую коронку, а ее нынче же и дернули?» И смею Вас заверить, что он никогда потом не будет вспоминать, что его предупреждали про кисту на верхушке корня, зато всем будет говорить: «А, знаю я того доктора, ставил я у него коронку, так через месяц зуб удалили». При этом остальные подробности будут известны только вам и Господу Богу, а он за вас заступаться во время этой беседы вряд ли станет.

Опять же, не впадайте в крайности и не поступайте так, как поступают наши заокеанские коллеги. Количество адвокатов где-нибудь в самой глубинке Соединенных Штатов сравнимо только с количеством врачей-стоматологов. Поэтому, дабы не давать подлым адвокатам лишней работы, тамошние стоматологи готовы приговорить любой зуб, на который нельзя дать хотя бы двадцать лет гарантии. А так как дать двадцать лет гарантии можно только на абсолютно здоровый зуб, да и то с большими оговорками на тайфуны, цунами, ядерную войну и прочие форсмажорные обстоятельства, то и дергают они по десять-двадцать зубов без зазрения совести, а потом еще и после протезирования блаженно жмурятся, выписывая счета, поглаживая себя по бумажнику и в душе показывая длинный-предлинный язык плачущим от бессильной зависти бедным адвокатишкам.

Просто составляя план протезирования и лечения, учитывайте эту особенность человеческого мышления, статус пациента и его финансовые возможности. Если человек наскреб последние деньги на лечение, не нужно рисковать и ставить заведомо ненадежные, дорогие конструкции. Постарайтесь сделать так, чтобы он хотя бы несколько лет отрабатывал свои затраты. Впрочем, если у человека денег много, то он может и адвокатов нанять, если зубы простоят не столько, на сколько он рассчитывал. Тут уж сами разбирайтесь. В медицине вообще не может быть однозначных советов! Просто учитывайте все это.

И последний совет. Всю жизнь к вам будут приходить люди и рассказывать, что им нужно сделать зубы быстрее, что у них важные дела, что им некогда ходить долго и т.д. Запомните: Если вы сделаете работу быстро и плохо, то пациент так же быстро забудет, что ему сделали быстро, и запомнит только то, что ему сделали плохо! Если же вы сделаете работу медленно, но хорошо, то очень скоро пациент простит вам, что ему делали медленно, и всю жизнь будет помнить, что ему сделали хорошо! Вариант, когда делают и быстро, и хорошо, обсуждению не подлежит. Это идеал, идеал ныне — редкость, но стремиться к этому нужно!


© DocEmil, Санкт-Петербург 1997–2016
Добрый Стоматолог: Агаджанян Эмиль Гургенович