Часть XII. Пища для размышлений пытливому студенческому уму!
Глава 1. Выбор пути

Студенты ММСИ слезно просили написать что-нибудь для студентов, и я проникся.

Еще раз хочу повторить, что все здесь написанное является исключительно моим личным мнением, опытом и никак не является указанием к действию. Все это нужно прочесть, уяснить и принимать во внимание при вынесении собственного решения, но никак не решать все вопросы исключительно по данным запискам. И прошу народ больше не сетовать на то, что я не обсуждаю здесь все точки зрения, существующие на свете. Это невозможно физически, да и никогда не являлось моей задачей. Я сделал этот сайт для выражения моей личной точки зрения, а не всех стоматологов мира. Лозунг «Каждому стоматологу по сайту к 2000-му году» никогда не был мною пропагандирован, но если кто захочет сделать свой сайт, то в чем загвоздка?

Так что в последний раз повторяю, я ничего никому не навязываю, в сети полно медицинских ресурсов. Выбирайте, читайте, анализируйте и делайте выводы сами. Никто за Вас этого не сделает. Ну, хватит о грустном, я не со зла, просто несколько одолели коллеги и просто любители стоматологии довольно однотипными и нудными вопросами. Ведь никто не пишет конкретно, что и где у меня неправильно, а пишут, что есть и другие точки зрения. Знаю, что есть! И побольше, чем Вы думаете. В среднем, разных точек зрения столько, сколько людей на свете. А почему их не должно быть, я не понимаю?!!

Теперь собственно о студентах.

Глава 1. Выбор пути

То, что студенчество — самое лучшее время в жизни каждого человека, знают все. Многое хотелось бы изменить, многое повторить, но… Понимать это начинаешь слишком поздно. Это моя слабая попытка помочь сориентироваться в бесконечном множестве жизненных путей.

Конечно, погулять студенту всегда нужно, но иногда и о непосредственном деле обучения подумать не грех.

Прежде всего, нужно определиться с основной специальностью. Многие до конца точно не знают, чем будут заниматься после института. Но есть и особо устремленные люди, которые с первого курса выбирают специализацию.

Если вы решили стать протезистом, то нужно как можно больше изучать именно этот предмет. Если хотите быть челюстно-лицевым хирургом, то набрать первую сотню операций еще в институте вы просто обязаны, причем неважно в каком качестве! Можно и третьим ассистентом, можно просто стоять рядом и смотреть, это именно тот случай, когда важно именно участие. Предвижу возмущенные возражения. Да, это ни в коей мере не означает, что на остальные предметы нужно положить большой и тяжелый крест!!! Профессионал должен хорошо разбираться практически во всех областях стоматологии, да и половина лечебных предметов не раз пригодится в жизни. Но упор на свою специализацию делать нужно и очень полезно.

К сожалению, обучение в вузах поставлено так, что никого ничему у нас насильно не учат. Хочешь — учись, не хочешь — никто тебя палкой не заставляет! Это, пожалуй, самый демократичный принцип в нашей стране. Вызубрить учебник за ночь до экзамена и забыть его через пять минут после может любой настоящий студент, но дать реальные практические навыки таким образом невозможно. На практических занятиях тоже немногие могут по-настоящему напрактиковаться. Как правило, желающих стать подопытными кроликами не так много, приходится практиковаться друг на друге и на тех немногих знакомых, которых удалось заманить в кресло. Это капля в море. Лично я уверенно стал себя чувствовать только через три-пять лет работы, а после этого каждый год чувствую, что то, что делал раньше, можно было сделать лучше. Это нормальный процесс, но лучше часть его прогнать в институте, когда есть много времени и знающих преподавателей вокруг, у которых всегда можно получить исчерпывающую консультацию по любому вопросу. В институте вы можете ставить несчастную пломбу хоть два часа, изощряясь в способах обработки полости или проведении анестезии. На работе в поликлинике у вас будет десять-двадцать минут на человека и крайне мало желающих отвлекаться на ваши глупые вопросы. Когда вы придете в поликлинику, вам дадут пару-другую месяцев на раскачку и сразу станут требовать план и качество, а спрашивать будет уже некогда, да и отвечать особо некому, потому что тоже некогда.

Так что первейший совет студенту: определяйтесь со специализацией быстрее!

Второй совет чисто житейский: ничего не бойтесь! Не боги горшки обжигают. Молодым людям часто кажется, что писать ученые труды и с умным видом ходить по кафедре могут только отличники политической подготовки и наследственные очкарики в сверкающих белых рубашечках с галстуками. Это далеко не так.

Конечно, количество официальных ставок разных ассистентов и помощников на кафедре строго и резко ограничено и, в половине случаев, расписано за много лет вперед (как в анекдоте про то, что у генералов тоже есть свои дети). Но вам же нужно стать хорошим врачом, а не получить ставку при кафедре (хотя это тоже розовая мечта основной массы студентов). Сразу скажу, что кафедра — не самое лучшее место на Земле. В любом рабочем коллективе есть свои подводные течения, интриги и прочие достижения цивилизации, но на кафедре все это помножено на интеллигентский интеллект участников, обремененный самым высшим образованием и должностями. Поэтому сильно подумайте, прежде чем стремиться остаться в теплом кафедральном коллективе. Выдержите ли вы скрытые и явные правила игры? Я, например, не выдержал. Написал я небольшой ученый труд к студенческой конференции (Нетрадиционные методы лечения невралгии тройничного нерва) и был выдвинут за эти умственные потуги на публикацию в Медицинском Реферативном Журнале. Когда я через месяц, счастливый и довольный, пришел подписывать это направление в партком (как же без парткома лечить невралгию, да еще тройничного нерва, сами понимаете), то выяснилось, что не далее как на прошлой неделе эту работу в парткоме уже подписали, но уже под именем кого, как бы вы думали? Ну да, моего научного руководителя и заведующего кафедрой, который в акупунктуре (иглоукалывании) до сих пор разбирается как некое млекопитающее в некоторых фруктах. Меня долго убеждали, что это обычная практика, что ни одна моя работа никуда и никогда не уйдет без приписывания пары-тройки нужных фамилий (причем ваша фамилия будет почти всегда последней, т.к. первыми печатают фамилии более уважаемых и имеющих звания профессоров, доцентов, ассистентов, а уже потом каких-то там студентов, которые, сопя носом, что-то там наковыряли для отечественной науки). Умом, конечно, можно понять, что все это правильно и ведется испокон веков, но в то время у меня столько ума еще не было, чтобы осознать, что моя работа может быть опубликована даже вообще без моей фамилии, и я добился справедливости: работа была отправлена под моей собственной фамилией. Это принесло мне моральное удовлетворение, а кафедре лишнее свободное место. С тех пор я подхожу к разным кафедрам только по мере уж очень крайней необходимости, больно там меня тошнит. Я это написал не из-за желания поквитаться с народом, тем более, что народ частично давно отъехал на более историческую Родину, чем наша, а частично даже не запоминал, под чьей работой ставил очередную подпись. Просто отдавайте себе отчет, куда хотите влезть. Да и времена, когда профессура получала большие деньги, сейчас крепко забылись. Любой стоматолог в более или менее приличном месте получает куда как больше морального удовлетворения (не говоря уж о материальном), при этом имея четкий нормированный рабочий день и забывая о зубах всякий раз, как переступает порог лечебного заведения. На кафедре же ни о каком нормировании рабочего дня речи нет, а постоянные заседания, научные изыскания, дежурства, студенты, зачеты, экзамены, родители студентов-двоечников, звонки высокопоставленных знакомых студентов-двоечников и прочая и прочая никак не компенсируются скудной зарплатой и удовлетворением от присвоения очередной ученой степени раз в десять-двадцать лет. Так что, оно вам надо?!!

А теперь я расскажу о том, какое замечательное место — кафедра!!! Любой студент имеет право ходить на любимую кафедру хоть каждый день. Никому не возбраняется стоять за спиной у маститых ученых и учиться их работе. Запомните, никогда в жизни больше у вас не будет столько времени и возможностей на халяву получить столько знаний! А многие доценты и ассистенты будут несказанно рады дармовой рабочей силе, которая подаст, принесет-отнесет, замешает, накроет и т.д. На кафедре много не платят, сестер почти нет, все работают в автономном режиме и мечтают об ассистентах, как о манне небесной. Студенческая группа ассистентом, как правило, не является, так как они обычно стоят грустной толпой, ковыряют пальцем в носу и считают минуты до конца занятий. Группе зачастую и объяснять ничего не хочется, так как у них на лице написано отвращение ко всему происходящему, кроме пары профессиональных отличников, которые всегда делают заинтересованное лицо, даже когда спят с растопыренными глазами. А человек, ходящий на кафедру как на работу, очень быстро может стать незаменимым помощником, знающим, когда чего подать, где что взять и куда снести. Кроме того, такому человеку хочется передать знания, объяснить, что делаешь и зачем.

Опять же, приведу пример из личной жизни. Последние полтора года студенческой жизни я провел на кафедре челюстно-лицевой хирургии в областной больнице и считаю их лучшими годами в институте. Я сходил на кафедру сначала просто из любопытства. Потом пару раз остался на ночное дежурство. Ночью дежурный врач носился как угорелый, а я поспевал за ним вприпрыжку и помогал чем мог. В недолгие минуты отдыха мне объяснялось, что и как мы делали, почему так, а не иначе. В половине случаев выяснялось, что приходится делать не то, что написано в учебнике, а то, что реально сделать при таком снабжении, количестве персонала и особенностях больного (как-то: вшивость, полнейшая алкогольная интоксикация, невозможность найти ротовое отверстие в спутанной бороде и прочие милые сюрпризики). Поверьте мне на слово, нигде и никогда не напишут и половины правды о том, как вынуждены работать люди на грани нищеты, закона и физических возможностей. Это можно только увидеть своими глазами в дежурный день (или ночь). Через месяц-другой мне доверили стоять на операции вторым ассистентом и тупо держать крючки и сушить операционное поле. Тогда я наблюдал, как резать, проходить глубже, шить, вязать швы и прочее. Из-за хронической нехватки персонала еще через месяц меня уже стали ставить первым ассистентом, доверяя иногда сделать самому пару швов под строгим контролем хирурга.

Кончилось это тем, что на одном ночном дежурстве привезли сразу двоих больных с переломами челюстей, а через полчаса должны были привезти еще одного. А из персонала был только один дежурный врач, две операционных сестры и я. Мы с дежурным врачом пошли мыться, а я все гадал, какого больного будем брать первым. Хирург, насвистывая под нос песенку и надраивая щеткой ногти, вдруг спросил, сколько раз я присутствовал на операции остеосинтеза? Я гордо насчитал четыре раза. Тогда он сообщил, что я беру одного больного, а он второго и на каждого по сестре. Я даже испугаться не успел, как стоял со скальпелем в руке над больным, а медсестра мне давала ценные указания. Кстати, опытные операционные сестры назубок знают любую операцию, и часто лучше любого молодого врача, и не делают операций сами только из гордости. 😉 Смею Вас заверить, что ощущений после удачно проведенной первой операции не описать ни в каком учебнике! Это можно только прожить! Такого потрясения, чувства собственной значимости в этом мире и причастности к чему-то божественному я не испытывал, наверное, никогда. Настоятельно рекомендую, попробуйте!

Еще одно большое везение заключалось в том, что на кафедре в те времена работал консультантом Лазарь Рувимович Баллон. Это один из классиков русской (да и мировой тоже) хирургии. Был он весьма почтенного возраста (что-то около 70 лет) и оперировать уже официально не должен был. Но есть категория людей, которые не могут жить без любимой работы. Числясь консультантом, он потихоньку оперировал особенно интересных больных. А так как официально этого делать не мог, то и ассистентов на операции ему не полагалось. А кто станет работать бесплатно?! Студент! Вот мне и посчастливилось полгода прооперировать вдвоем с самим Баллоном. А после операций он часами рисовал схемы и рассказывал о всевозможных вариантах разрезов, пластики, тонкостях послеоперационного ведения больного и т.д. и т.п. Опять скажу, что все труды кафедры за тот период не смогли бы дать мне и половины того опыта, который я получил от этих операций.

Как видите, нет ничего страшного, сложного или специального. Все, что нужно- это желание, время (которое, конечно, можно провести и более интересно) и цель. Ведь вы не за деньги будете работать. Можно приходить в любой день, по любому расписанию. Если на какой-то день назначена серьезная пьянка, то никто не гонит на следующее утро на дежурство, как на работу. Но если это станет вашим образом жизни, то вы без всякой зарплаты и принуждения иногда вдруг поймете, что на очередную дискотеку бежать как-то уже и не хочется. Впервые почувствуете, что вы нужны где-то для настоящего серьезного дела, что вас там ждут и на вас рассчитывают. И все остальное покажется уже не таким важным и серьезным.

Вот в этот момент в мире и родится еще один настоящий врач. Потому что настоящий врач — это не диплом и не отметки в дипломе — это состояние души!!!


© DocEmil, Санкт-Петербург 1997–2016
Добрый Стоматолог: Агаджанян Эмиль Гургенович