Часть XXXI. Снова об имплантации через 5 лет
Несколько лет тому назад я опубликовал статью, которая совершенно верно описывала имплантацию в нашей стране на 1996 год включительно, когда об имплантации у нас уже многие слышали, некоторые видели, и только немногие утверждали, что умеют ее делать. Нужно сказать, что официально имплантологи в России существуют где-то с года 1989-го (хотя специализации такой нет и по сей день), но настоящая имплантация появляется только сейчас. О чем и хочется написать.
Под каждым словом предыдущей главы я готов подписаться. Единственное, что хочется отметить, что современные грузины совершенно зря обиделись на описание мною их соотечественника в качестве примера древней имплантации. Описанные мною древние грузины никак не отличались от таковых же армян, евреев, адыгейцев и русских татар на указанный период времени. Просто описывал я конкретный случай, а при описании пользовался известным чукотским стилем — «что вижу, то и пою» (да не обидятся на меня за это современные чукчи).
Моя глава об имплантации очень сильно задела за живое одного имплантолога из Парижа — Георгия Патарая. Этот уважаемый человек оказался к тому же и грузином по происхождению, что привело к многочисленным письмам с обеих сторон и жарким, но вежливым спорам. Эти споры привели к тому, что грузин из Франции двинулся в Питер основывать здесь имплантологию с человеческим лицом, если можно так выразиться, а азербайджанец по паспорту с армянской фамилией, постоянно проживающий в Санкт-Петербурге (Россия), поехал на родину имплантологии в Швецию учиться и осматриваться. Так, в духе все того же развитого интернационализма, от всего этого в результате выиграли русские, так как армянин заразился-таки имплантологией и стал активно ее продвигать в России, став по такому случаю даже официальным дистрибьютором одной из самых известных шведских имплантологических фирм «Astra-Tech», а грузин привез в Питер другую известную и уважаемую систему господина Бранемарка и тоже стал активно ею работать.
Что же заставило меня коренным образом поменять свой взгляд на имплантацию?
Первое, да пожалуй, и самое главное. Раньше основным принципом имплантологии было чисто механическое удержание имплантата в кости. Он делался или винтовой, чтобы ввинтиться в челюсть и там застрять на некоторое время, или Т-образный, чтобы перекладина удерживала имплантат в кости. Было еще много разных плоских с дырочками и кружевных с рюшечками, но суть у всех была одна — зацепиться за кость любой ценой и там провисеть до тех пор, пока кость или не опустится, или не рассосется, или не сломается. Собственно, кость именно так и поступала, причем не из вредности, а согласно законам природы. Ну и по всем законам природы хватало ее не очень надолго. В результате имплантаты быстро вываливались, что давало мне повод писать длинные разоблачительные статьи на эту тему. Сейчас же ситуация коренным образом изменилась. Еще 25 лет назад великий швед Бранемарк, который нынче весьма заслуженно считается отцом мировой имплантологии (американцы, к моему удивлению, пока этот факт не оспаривают), произнес не менее великое слово «остеоинтеграция». Тогда это слово не все поняли, и не все его понимают по сей день. Языков не изучали, наверное. Так вот остеоинтеграция — это не международное объединение солидарности костоправов и не какая-то там контора по борьбе за права имплантологов. Это термин, который подразумевает сращивание кости и имплантата и превращение их в некий единый механизм, приближенный к естественным условиям взаимодействия зуба с костью. То есть практически происходит сращивание имплантата с костью, а не осумковывание его в кости. Конечно, формально кость и металл срастись не могут, но некоторая степень взаимопроникновения из-за пористой структуры кости и шероховатой поверхности имплантата вполне возможна. Какого лешего я забиваю вам голову такими подробностями? А такого, что это и есть коренное отличие, которое в одном случае позволяет прожить имплантату в кости всего 5 лет, после чего естественная убыль кости приведет к невозможности его дальнейшего существования, расшатыванию и выпадению. А в другом случае, в результате происшедшей остеоинтеграции, кость работает почти точно так же, как и во взаимодействии с родным зубом, и практически не убывает, что позволяет прожить имплантату долгую и счастливую жизнь. Впоследствии можно даже заменить имплантат на такой же или чуть большего диаметра без особых проблем.
Есть одно незыблемое правило в медицине — неработающий орган отмирает. Точно так же и кость. Если она нагружена и выполняет свою функцию полностью, то она от этого только крепнет. А если она не испытывает давления, нагрузки, то просто рассасывается. Примером тому служит оседание кости под съемными и даже несъемными протезами. Редко какой съемный протез носится больше 5–8 лет. Постепенно они «разбалтываются», и их приходится заменять именно из-за оседания кости и изменения рельефа костной ткани. Хотя и нагрузка на кость вроде бы существует, ведь человек жует этими протезами, но нагрузка эта не такая, на которую кость рассчитана, потому и происходит ее постепенное «оседание».
Теперь можно перейти от вопроса «что» к вопросу «почему?». Почему шведские имплантаты вдруг стали сращиваться с костью, а другие нет? Дело в том, что шведы впервые задумались о форме имплантата, кривизне резьбы, форме и качестве шейки, качестве рабочей поверхности и т.д. и т.п. еще тогда, когда другие просто пробовали методом тыка, что получится, если забить в челюсть гвоздь или пару дрильборов. На занятиях по вводной части, когда они рассказывали, почему их имплантаты такие, а не сякие — они показывали потрясающие вещи. Оказывается, даже резьба, ее шаг и форма рассчитывались на компьютерах с помощью программы, которая моделировала напряжения в кости в различных участках прилегания к имплантату. Было обсчитано, например, более 1200 различных вариантов резьбы, пока не остановились на одном, который в дальнейшем был испытан на многострадальных друзьях человека — собаках. Когда шведские собаки выразили свое удовлетворение качеством отечественных имплантатов, последние были испытаны на шведских людях, которые тоже не сильно пострадали после этого. Учитывая известную поговорку «Что русскому в кайф, то немцу смерть» (существует множество вариантов этого ценного наблюдения), если шведы это вынесли, то русским сам Бог велел! Результаты многолетних наблюдений за собаками и шведами показали, что убыль кости не превышала 0.39 мм в первый год и 0.28 в последующие. Но самый потрясающий результат был, когда в одном случае была зафиксирована не убыль кости, а ее прирост! Жаль, что пока это было только в одном случае. Но наука когда-нибудь и до этого доберется. В целом, только в начальный период испытания нового поколения имплантатов фирмы «Astra-Tech» за три года наблюдалось 278 пациентов, у которых был установлен 791 имплантат. Так вот, успешно прошли пятилетний срок 99,6%! Только 3 из 791 имплантата не прижились по тем или иным причинам. Согласитесь, что по сравнению с мировой революцией это ерунда!
Другим прорывом можно считать шейку имплантата. Раньше их делали полированными и ровными. Фирма «Astra-Tech» впервые применила конический дизайн и микрорезьбу на шейке. Ведь именно шейка является самой подверженной оседанию частью кости. И именно шейку все делают ровной и полированной, что препятствует нагрузке и приводит к убыли кости. Так вот в случае конического дизайна с микрорезьбой нагружаются полностью все участки кости до последнего миллиметра, что и препятствует потере костной ткани.
Ну и последнее, что нужно отметить — это материал. Долгое время шли споры о составе имплантатов, особенно о различных видах наружного покрытия. Чем только не покрывали имплантаты. И лазерным напылением, и нитридом титана, и делали их из оксида алюминия и т.д. и т.п. В конце концов, пришли к тому, что лучше самого титана нет ничего и совершенно незачем покрывать абсолютно индифферентную поверхность титана всякой гадостью. Достаточно просто обработать поверхность оксидом титана, чтобы она была не гладкая, а шероховатая и лучше сращивалась с костью.
Вот, собственно, и все. Всего-навсего пара не слишком видимых различий. Но какая разница!
Так что теперь можно говорить о резком изменении ситуации с имплантацией и даже во многих случаях рекомендовать именно имплантацию в качестве основного метода восстановления утраченных зубов. Есть куча показаний, противопоказаний, различных методов и видов протезирования, но это уже тема отдельной статьи и даже не одной!

© DocEmil, Санкт-Петербург 1997–2016
Добрый Стоматолог: Агаджанян Эмиль Гургенович