Часть XI. Отдыхательная 2.0

Время от времени нужно и отдыхать. Расскажу еще пару случаев из личной жизни.

На первом курсе я был распределен на уроки физкультуры в секцию плавания. На первом же занятии я слегка поспорил с преподавателем о своих ошибках в плавании на том основании, что я плаваю неправильно быстрее, чем она правильно. Наверное, не нужно этого было делать, но такой уж у меня характер. На следующее занятие меня просто не пустили под предлогом того, что нет справки из КВД. Мои уверения в том, что я еще девственник и ничем заразиться не мог, почему-то не подействовали, тогда я предложил осмотреть меня прямо на месте на этот предмет и понял, что тоже неудачно пошутил, когда меня вычеркнули из списков группы. Больше меня в бассейн не пускали, и у меня у единственного со всего курса была специализация дзюдо, т.к. перераспределять было уже поздно, а в секцию дзюдо я ходил помимо института.

А занятия в бассейне начинались в 7.00 утра! Аренда у института была несколько дурацкая такая. И вот в 7 часов я стою на улице и до первой пары у меня два часа. «Что делать?» — спросил я, притворившись Чернышевским. Так же как и у великого писателя, толкового ответа на поставленный вопрос у меня не оказалось. И тогда я пошел в анатомичку, где у нас в 9 часов должна была начаться первая пара. Дверь в анатомичку в те времена была всегда открыта, вахтера я нигде даже не заметил и поднялся прямо в класс. А классы представляют из себя комнаты, где на мраморных столах лежат трупики, каждый разделанный под тему данного занятия. На ночь они просто прикрывались простынкой. Для студента первого курса не бояться трупов было хорошим тоном, равно как и бояться их до чертиков — для студенток. Многие специально тренировали волю, и часто можно было увидеть студента, жующего пирожок с сосиской, держа его в левой руке, а правой по локоть ушедшего в кишки. Передергивает? Зато как круто выглядело!

Жил я очень далеко от института, поэтому вставал в бассейн в пять утра! Спать хотелось неимоверно, а следуя своей любимой теории, что если человеку чего-то хочется, то нужно это делать, чтобы не было стрессов, я решил пару часов поспать. А где спать удобнее всего? Конечно, на столе! Он для людей в общем-то и предназначен (прости, Господи!). И вот нашел я свободный стол, потом нашел две чистых простыни, на одну лег, а второй накрылся (холодно ведь, анатомичка все-таки!). Ну и с чистой совестью заснул.

Проснулся я в каком-то кошмаре. Кто-то так кричал, что у меня заложило уши, и я, запутавшись в простынях, свалился на пол, услышав очередную серию воплей.

Как впоследствии оказалось, очень старательная студентка решила прийти в анатомичку пораньше и позаниматься. Тишина и гнетущая атмосфера быстро сделали свое дело, и она стала клевать носом над учебником и трупом, а когда сзади на соседнем столе под простыней вдруг что-то заворочалось… Сами понимаете. В общем, только молодое студенческое сердце смогло вынести такое. А я больше не спал в анатомичке ни разу.

Ну, раз начали про анатомичку, то и дальше все с нею связанное. Сейчас я не пью ничего спиртного принципиально. Я, наверное, единственный в мире человек, который пива никогда в жизни не пробовал. Нужно подумать о том, как содрать большие деньги с какой-нибудь пивной фирмы за рекламу, если я на старости лет первый раз в жизни попробую пиво именно их марки.

А в институте я пил только коньяк (первые три года). Зато коньяку я мог выпить сколько угодно, а когда все валялись мордой в салате, мне приходилось их растаскивать по домам, как единственному стоящему на ногах. И вот мой тогдашний друг и одногруппник Саша Зелинский решил со мной поспорить, что выпьет не меньше меня. У нас было две пары лекций до зачета по анатомии, и мы решили наплевать на эти лекции под предлогом подготовки к зачету. Для подготовки мы купили бутылку Армянского коньяка и решили зайти в ближайший кинотеатр им. Ленсовета для уединения в зелени местного буфета. Перед сеансом мы зашли в буфет, купили два стакана минеральной воды, зашли за ближайшую кадку с пальмой и ее полили. Освободившуюся таким образом тару наполнили коньяком и выпили. Потом еще выпили, потом посетовали, что денег на закусь нету, и выпили за то, чтобы были. В общем, бутылку мы приговорили минут за двадцать на голодный желудок, не нарушая букет благородного напитка даже корочкой хлеба. Саша попросился в туалет, а я, прилепив ему на лоб его билет, чтобы не потерялся, пошел занимать места. Фильм был интересный и смешной, поэтому про Сашу я забыл, а когда фильм уже почти кончился, то увидел, что билетерша несет тело Саши к нашим местам. Уронив его в кресло, она сдала его мне на поруки и гордо удалилась, а Саша проснулся. Прямо перед ним сидел мужчина, лысый как коленка. Саша никак не мог упустить такой случай и каждые две минуты наклонялся к нему и шептал что-то вроде: «Мужчина, вы волосы уронили!» или «Прикройте голову платком, а то она светит и смотреть мешает» и дико ржал на весь зал. Разбираться же с мужчиной приходилось мне до тех пор, пока он не пересел далеко назад. Саша пытался его найти, но тут кино кончилось и он стал возмущаться, что кино оказалось пятиминутным, и требовать, чтобы ему показали большое кино, за которое он заплатил деньги!

Пришлось тащить его в институт силой. На зачет по анатомии мы успели вовремя. Преподавателя еще не было. Саша подошел к столу с трупом и деловито пожал трупу руку, пытаясь вспомнить, где он его видел. И тут кто-то стал дергать его сзади за рюкзак. В таких случаях Саша зверел мгновенно. Он развернулся и заорал что-то вроде: «А ну,*?#, убери от меня руки, а то сейчас будешь тут на столе лежать и жмуриться!» По наступившей тишине Саша постепенно стал соображать, что делает что-то явно не то. Но было уже поздно. Перед ним стояла преподавательница по анатомии и медленно краснела…

В общем, я зачет в тот день сдал. И даже на четверку. А Саша еще долго пересдавал любимый предмет и больше на спор со мной не пил никогда.


© DocEmil, Санкт-Петербург 1997–2016
Добрый Стоматолог: Агаджанян Эмиль Гургенович