Часть VIII. Мечтать не вредно, но пока ещё явно рано!

Внимание! Данная статья была написана в 1996 году и отражает ситуацию на то время. Сегодня имплантация достигла таких высот, какие тогда нам и не снились. Статью эту нужно было бы или переделывать, или совсем убрать, но я решил ее оставить для истории. Из песни слова не выкинешь, а она теперь имеет чисто литературное значение. После нее нужно сразу читать часть тридцать первую, там про имплантацию гораздо более свежие сведения.

Я работаю врачом-стоматологом с 1988 года, за это время сменились исторические эпохи в нашей стране, неимоверно вырос уровень российской стоматологии, кое-где в городе подлатали дороги, изменились взгляды людей, их материальное благосостояние и т.д. и т.п. Но неизменным остается в течение не одного десятилетия один и тот же вопрос, который каждый стоматолог слышит не реже трех раз на неделе: «Доктор, а почему бы мне не удалить все зубы и не вживить фарфоровые?» Причем если раньше это говорилось с мечтательным выражением лица, в качестве приятного околонаучного трепа с уважаемым доктором, то сейчас произносится с неким недовольным надрывом в голосе и даже недопониманием, почему это пациент вынужден объяснять доктору такие элементарные вещи, о которых в рекламах по радио трубят каждый день. Причем в рекламе приглашаются пациенты любого возраста, пола и сексуальной ориентации, которым обещается гарантия немедленного и безболезненного удаления всех гнилых зубов с таким же немедленным вживлением новых, краше прежнего.

Дело дошло до того, что как-то я наткнулся в Интернете на статью какой-то милой дамы, которая описывала все прелести имплантации зубов, при этом являясь почему-то не врачом, а сотрудником редакции какого-то бизнес-журнала. Она совершенно недвусмысленно заявляла, что имплантация уже давно поставлена на поток во всех странах, кроме России, где поставлена уже почти вот-вот. А далее черным по белому было написано, что имплантаты (или импланты — кому как нравится) эти безо всяких хлопот простоят у Вас 35 (!!!) лет, после чего их можно заменить на новые…

Нужно сказать, что таких больших и круглых глаз у меня не было давно, наверное, с тех пор, как я в детстве мучался запорами… Хорошо еще, что я пока не страдаю сердечно-сосудистыми заболеваниями! Санкт-Петербург в одночасье лишился бы неплохого, в общем-то, стоматолога, и никто бы не написал эту статью для бедных неразумных пациентов и сотрудников бизнес-журналов с рекламными агентами на пару.

Итак, наш ответ Запорожскому султану.

Второй великой мечтой человечества, после лечения зубов во сне, является мечта об искусственных, великолепных зубах, которые вживят во время операции под наркозом и которые никогда больше не будут болеть. Хорошо бы еще, чтобы они не требовали никакого ухода, но это, слава богу, еще ни в одной научной фантастике не описано, так что придется тебе, бедный пациент, скрипя зубами, драить их щеткой каждый день!

Имплантация появилась очень давно. Первые попытки, и, судя по раскопкам, иногда успешные, делали еще древние египтяне. Но только в наше время к этому вопросу подошли вплотную. Заметьте, именно подошли вплотную, а не решили этот вопрос! На моей памяти, ввиду весьма не древнего возраста, лежит пластом воспоминание только об одном древнем грузине, которому в современной Грузии обычным молотком забили в бугор верхней челюсти самый обыкновенный фиссурный бор для прямого наконечника (для непосвященных опишу его, как цилиндр из стали диаметром 1,5–2 мм и длиной около 5 см). В Грузии, конечно, климат весьма благодатный, но я не ожидал, что в нем выживают динозавры, которые по уровню знаний близки даже не к египтянам, а где-то к каменному веку, ибо там и только там могли изобрести такой ужасающий способ, находясь в трансе после плясок у костра на костях замученного тамошними стоматологами мамонта. Однако человек Вам никак не мамонт. История показала, что человека так же просто, как мамонта, не убьешь! Подопытный грузинский индивидуум прожил в страшных мучениях почти два месяца, после чего был, наконец, госпитализирован в больницу по месту жительства, где врачи, почесав репу, для спасения жизни срочно сплавили непонятного пациента в Северную Столицу, а уже там ему этот «имплантат» и вынули вместе с половиной нагноившейся и отторгнувшейся челюсти. Хеппи-энд. Занавес опускается. Пациент жить будет, вот только жевать — никогда!

Как видите, у нас в стране имплантация действительно разрабатывалась уже давным-давно. Но если серьезно, то первые более или менее успешные операции стали делать, наверное, лет восемь, максимум десять, назад, хотя официально создали имплантологическую службу еще в 1986 году. Поэтому собственных отдаленных результатов пока еще не так много.

Начнем с противопоказаний. К ним относятся: болезни крови, ишемическая болезнь сердца, гипертоническая болезнь, болезни центральной нервной системы, сахарный диабет, онкологические заболевания, тяжелые формы заболеваний пародонта, врожденные и приобретенные деформации прикуса и т.д. Заметьте, что каждый пункт содержит целые группы заболеваний, которые охватывают практически все органы и системы человека. А где Вы, извините, видели много людей в возрасте после 30–40 лет (а именно в этом возрасте человек начинает терять такое количество зубов, что обычное несъемное протезирование уже невозможно и требуется съемное, а его как раз и не хочется), которые не имели бы хоть одного хронического заболевания на своей совести? Не говоря о том, что деформациями прикуса и болезнями пародонта обладают в той или иной степени 99,9% граждан нашей необъятной Родины. А кстати, пожилой возраст тоже является противопоказанием, так что возрастной диапазон ограничивается и с верхней стороны тоже. Ну и совсем для смеха добавлю, что противопоказаниями являются чрезмерное курение и употребление алкоголя, что в российских условиях просто смешно, сами понимаете…

Ну, предположим, что Вы воспитывались в джунглях Ленинградской области, питались натуральными продуктами, взращенными на чистом, свежем и ароматном навозе, не пили, не курили, излишествами разными нехорошими не занимались и, несмотря на все это, умудрились сохранить железное здоровье, не поиметь ни одного хронического заболевания и потерять при этом все зубы. Вас с большой радостью запишут на операцию имплантации. Правда, при этом мимоходом попросят подписать пару бумажек про то, что Вы предупреждены обо всех возможных последствиях, и самое главное, про то, что врачи ни в коей мере не гарантируют успешного исхода операции. Потому как чем здоровее организм, тем меньше ему нравятся разные инородные включения в себя. И он (здоровый организм) сразу начинает здорово бороться против этих инородцев. И часто побеждает их уже в первые пару месяцев после операции. Возможно воспаление раны, нагноение операционного поля, так как зубной имплантат изначально находится в крайне неблагоприятном положении относительно любых других имплантатов. Он наполовину находится внутри организма, а частью вне его — над десной. Соответственно, через отверстие в десне внутрь проникает все, что может проникнуть изо рта: пища, слюна, микробы, спирт, никотин, грязь из-под ногтей и со всего, что ни тянут в рот и т.д. Если же организм побеждает инфекцию, то отторжение имплантата может произойти из-за рассасывания кости вокруг имплантата. Этот процесс, в сущности, идет всегда, но с разной скоростью. Часто имплантат осумковывается, то есть обрастает соединительной тканью, что тоже не полезно для улучшения фиксации. Срастание же имплантата с костью, такое желанное, пока что декларируется, но реально добиться этого практически пока не удается. В общем, по разным данным, неблагоприятный исход в первые полгода после операции вероятен от 30 до 70 процентов. Но мы, добрые стоматологи, над этим работаем (над улучшением процента).

Теперь допустим, что все подводные камни успешно оставлены позади. Мы имеем хороший результат и хочется узнать, сколько времени мы можем его иметь.

Здесь придется сделать небольшое отступление и рассказать совсем немного о строении челюстей. На беззубой верхней челюсти толщина костной ткани, пригодной для фиксации внутрикостных имплантатов, частенько равна нескольким миллиметрам из-за близости гайморовых пазух, носовой полости и т.д. Поэтому, дабы не вдаваться в огромное количество видов имплантатов, обрисую самый благоприятный вариант. Высота нижней челюсти при отсутствии атрофии в самом лучшем случае составит 1,5–2 см. Один сантиметр сразу отбросим, так как там проходит нижнечелюстной канал со всеми нервами и сосудами, куда лазить никому не советую: при малейшем проникновении в него дело может окончиться полным парезом соответствующей стороны, и морда лица у пациента надолго, если не навсегда, останется перекошенной, тьфу-тьфу-тьфу! Значит, остается для работы 5–10 миллиметров (это при наилучшем варианте, напоминаю)! Для хорошей фиксации внутрикостная часть должна быть почти в два раза длиннее, чем надкостная. Значит, мы имеем в запасе не более 3 мм. Оседание кости в первый год после операции — не менее 1,2 мм. А каждый следующий год — не менее 0,2 мм. Не очень сложный математический расчет показывает, что в самом идеальном варианте, что по определению нереально, мы имеем в запасе 9 лет!!! Но идеальных вариантов, к сожалению, не бывает. Практика показывает, что средний срок службы имплантата 3–5 лет. Два года назад я проходил курсы повышения квалификации, где неимоверно повысил оную, так тамошний замечательный преподаватель очень откровенно рассказал, что наблюдались случаи, когда пациенты умудрялись путем почти полного отказа от полноценного жевания продержаться 8 и даже десять лет, но таких случаев за последние десять лет он смог вспомнить только два. Да и то в последние три года эту конструкцию считать пригодной к употреблению можно было весьма условно, так как она качалась даже при сильных сквозняках в кабинете. Что касается дальнейшей имплантации на месте выпавшего собрата, так это теоретически возможно, но крайне редко, так как в дырку от предыдущего новый не посадишь, а хороший участок кости рядом найти тоже не всегда удается.

Теперь, я думаю, понятно, почему эссе об имплантации сроком на 35 лет произвело на меня такое сильное впечатление. Спешу напомнить, что свои родные зубы, прорезавшиеся лет в десять-двенадцать, доживают до 35 лет далеко не все. А тот факт, что еще ни один искусственный орган никогда и близко не мог состязаться по качеству с созданием природы, пока, к сожалению, еще никем не был оспорен. Но ведь науку двигать кому-то нужно, так что честь и слава первопроходцам, подставившим свои челюсти под скальпель ради развития науки! Ура, дорогие товарищи!!!


© DocEmil, Санкт-Петербург 1997–2016
Добрый Стоматолог: Агаджанян Эмиль Гургенович